Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Исповедь и Причастие.РУ      Соборование.РФ     Пост.РФ     Война со страстями.РФ     Смерть поминовение.РФ     Епархия НВК

СКУРАТ КОНСТАНТИН ЕФИМОВИЧ. ЗНАЧЕНИЕ МОЛИТВЫ В ПОДВИГЕ БОРЬБЫ С ГРЕХОМ И СТРАСТЯМИ.

Для нравственного усовершенствования нужно, прежде всего, чтобы человек воздерживался от грехов, боролся с ними и побеждал их. Воспитывающим началом и является молитва.

1. Молитва предохраняет человека от греха. Сообщает благодатную помощь в духовной борьбе с ним

При истинной молитве все силы человека напряжённо устремлены к Богу и сосредоточены исключительно на Нём одном. Естественно, что всякий греховный помысл не может иметь места — молитва несовместима с грехами. Если человек молится Господу о прощении грехов и в то же время сам не стремится отстать от них, а, наоборот, душой соуслаждается с ними, то он в этом случае не молится, молитва его неискренняя, напускная, внешняя и даже противная Богу, ибо не соответствует его внутреннему настроению. В данном случае молящийся уподобляется тому, кто просит своего благодетеля о помощи, а сам в то же время, когда просит, отталкивает его, чтобы он в самом деле не помог ему. Понятно, что истинный молитвенник, желая привлечь Божие благоволение, старается воздерживаться от всего греховного и богопротивного.

Но своими естественными силами, без Божией помощи, человек, сколько бы ни предохранял себя от греха, не может одержать над ним духовной победы, ибо грех, как говорит святой Макарий Великий, «после того, как человек уклонился от заповеди (Божией) и подвергся осуждению гнева, взял человека в своё подданство и, овладев пажитями души его до глубочайших тайников, обратился в привычку, с младенчества в каждом возрастает, воспитывается и учит худому». Наша воля, предоставленная сама себе после Адамова преступления, уподобилась заржавленному железу. Как железо, разрушенное ржавчиной, теряет свою прежнюю крепость и легко ломается от малого напряжения, так и воля наша после падения человека сделалась настолько слабой, что без помощи Божией, без Божественной благодати не в состоянии стала противиться греховным влечениям.

Эту благодатную помощь Божию и получает человек через усердную молитву. При её содействии молитвенник становится способным противостоять любому обаянию греха. Об этом красноречиво говорят повествования о жизни высоких молитвенников, подвиги которых представляют поистине торжество над грехами.

2. После совершения греха молитва открывает человеку его виновность пред Богом за грех и служит целебным врачевством этой греховной язвы.

Молитва приводит человека по совершении греха, прежде всего, к осознанию его тяжести. Предоставленный себе самому человек не может во всей глубине познать вину своих проступков. Мало того, он часто зло почитает добром. По мере же упражнения в молитве внутреннее око нашей души становится светлее и способнее видеть то, чего не замечало раньше, – становится причастным благодати Божией, пред которой несть тварь неявленна, вся же нага и объявлена (Евр. 4,13). «Душа блуждает во грехах, – говорит преподобный Ефрем Сирин, – не зная того, что делает, не примечает окружающей её тьмы и не разумеет дел своих. Но как скоро коснется её луч всеоживляющей благодати, душа приходит в ужас от того, что ею сделано… Тогда видит душа неправды свои, познаёт гнусность покрывающих её нечистот». И чем больше молитвенник восходит от силы в силу в трудах молитвы, тем больше чувствует тяжесть своих грехов пред Богом: преуспевая в молитве, человек всё лучше и лучше познаёт Бога; проникая же в тайны Его величия и благости, молитвенник более сознаёт и свою виновность пред Ним за грехи, свою неблагодарность за Его неизреченные благодеяния. Сердце молитвенника исполняется страхом неизбежного наказания за грехи от мысли о Божественном правосудии, которое приведет тайная тмы и объявит советы сердечныя (1 Кор. 4, 5).

Истинные христианские молитвенники глубоко сознавали и чувствовали вину за свои грехи. Даже те грехи, которые мы готовы отнести к маловажным, они считали смертоносным ядом. Вот, например, мы ни во что вменяем грехи детства, как сделанные без полного осознания рассудка. Но не так смотрел на это высокий молитвенник — святой Макарий Великий. Он говорил о себе: «Когда сверстники моего отрочества пошли воровать смоквы, и когда бежали назад, уронили одну, я поднял её и съел. Ныне, когда вспомню об этом, сажусь и плачу». А преподобный Иоанн Лествичник оставил нам целое описание, как истинные молитвенники сознают свою виновность пред Богом за грехи и какому самоосуждению они предают себя за них.

Сознание грехов в истинном молитвеннике приводит его к Богу, возбуждает чувство раскаяния и ревностного благоугождения Господу. Молитвенник никогда не отчаивается в своём спасении при виде множества грехов. Наоборот, чем лучше познаёт свою греховность, тем скорее спешит принести искреннее раскаяние в ней.

Приводя к раскаянию в грехах, молитва служит и целебным врачевством греховных язв. Она лучше очищает душу, чем вода тело или огонь золото. По силе очищающего действия молитвы, преподобный Ефрем Сирин называет её «матерью грешных», говоря так:

«Молитва – матерь грешных; слезами она исцеляет язвы их и делает их здравыми, как врач… Кто грехами своими воспламенил огонь, тот, если будет молиться, угасит его своими слезами». Мало того, молитва не только исцеляет греховные язвы человека, но и совершенно изменяет его, делает новым человеком. Святитель Иоанн Златоуст эту духовную перемену показывает на примере ниневитян. По его словам, это были люди, «привыкшие к невоздержанию и разврату», «проводившие постыдную и порочную жизнь». Но как только явилась в их городе молитва, «вскоре всё изменила, привела с собой и целомудрие, и любовь, и единодушие, и попечение о бедных, и вообще все добродетели», «исполнила город небесными законами».

Таким образом, молитва, сообщая благодать человеку, есть для него и предохранительное средство от грехов, и целительный бальзам после их совершения.

3. Молитва избавляет человека от страстей, опасных и смертоносных по своему действию

Очищая от грехов, христианская молитва избавляет человека и от страстей.

Под страстью нужно разуметь «одностороннее, продолжительное греховное влечение человека к определённому предмету и услаждение им». Семя страстей находится в первородном грехе, с которым человек зачинается во утробе и рождается на свет. Растёт и развивается оно в человеке большей частью постепенно, по мере раскрытия сил и потребностей души. Если человек не оказывает ему противодействия, оно укрепляется и превращает своего господина в раба (Рим. 3, 18-24). Для человека нет ничего губительнее страстей. Они лишают его душевного спокойствия в этой жизни и угрожают вечным удалением от Бога в будущей. Например, одержимый страстью гнева нигде и никогда не находит себе покоя. Всё ему ненавистно, всё противно, всё мерзко. Даже во сне нет ему мира – и здесь его преследует желание мщения и ссор. Но самое опасное действие страсти на человека проявляется в том, что он все свои мерзкие поступки представляет естественным требованием природы, законом её. Всякая страсть так закрывает глаза человека, что он не замечает своих постыдных действий, «но ещё более привязывается к видимому и прилепляется к мирским попечениям».

Молитвенник же, при содействии благодати Божией, познает господствующие в нём страсти, противодействует им и достигает во плоти ангельского бесстрастия.

Молитва и страсть – это два противоположных понятия, взаимно исключающие друг друга. Молитву можно сравнить со светом, а страсть со тьмой. Как по мере появления света тьма сама собой исчезает, так и при истинной молитве оставляют человека страсти (свт. Иоанн Златоуст) и наоборот, как при распространении тьмы свет скрывается, так и при ослаблении молитвы, страсти берут человека в свою власть. Служить же Богу и мамоне, как говорит Спаситель, никтоже может (Мф. 6, 24). Сердце человека не может делиться. Естественно, что молитва своим существом требует противоборства страстям.

Сам человек не может успешно противиться страстям и побеждать их. Он, как видели выше, не может сам избавиться и от греха, тем более он не в силах устоять в борьбе со страстями, которые, по словам преподобного Макария Великого, являются «горящим огненным пламенем и разжженными стрелами лукавого». Молитвенник же посредством усердной молитвы привлекает благодать Божию, которая и помогает ему выйти из-под владычества страстей. Укреплямый Божественной помощью молитвенник смело восстаёт на борющие его страсти, побеждает их и становится даже недоступным для них – выше их, ибо Дух Святой, пребывая в нём, как в храме (1 Кор. 3, 16), постоянно оживотворяет его духовную жизнь.

Повествования о жизни великих молитвенников представляют нам очевидное доказательство, как с пламенной молитвой можно достигнуть полнейшего бесстрастия. Эти Божии угодники забывали даже о самом необходимом в жизни — пище (прп. Сисой) и сне (прпп. Кассиан и Виссарион). Рассказывается, что преподобный Виссарион говорил о себе, что он «провел сорок дней и сорок ночей среди терния, стоя и без сна». А преподобный Иосиф Панефоссий однажды, будучи в великом благодушии, сказал: «Сегодня я царь, ибо воцарился над страстями».

Итак, в воле каждого из нас утишить геенский огонь, неизбежно ожидающий нас за наши грехи и страсти. Каждый из нас может своим посильным упражнением в молитве привлечь благодать Божию, попаляющую в нашем сердце всё страстное. «Если земледелец не посеет, – поучает преподобный Ефрем Сирин, – не поможет ему дождь. Если грешник не будет молиться, не исцелит его благодать. Как врач-человек, так и Бог взывает: «Покажи мне язву твою, и исцелю тебя». Ему желательно видеть твое обращение; тогда уврачует тебя».

Источник: Скурат К.Е. Святое Православие / К.Е. Скурат: Собр. соч. Т.5. – Яхрома: Троицкий собор, 2012. С. 541-547.