О гневе и ярости

Гнев есть воспоминание сокровенной ненависти, т.е. памятозлобия. Гнев есть желание зла огорчившему. Вспыльчивость есть безвременное воспаление сердца. Огорчение есть неприятное чувство, гнездящееся в душе. Раздражительность есть удобопреклонное движение нрава и безобразие души. [8, 5]

Гневливый человек, по временам произвольно увлекаясь этою страстью, т.е. добровольно подвергаясь временным припадкам сумасшествия, потом уже от навыка и невольно побеждается и сокрушается ею. [8, 11]

Ничто так не противно кающимся, как смущение от раздражительности, потому что покаяние требует великого смирения, а раздражительность есть знак великого возношения. [8, 12]

Не должно быть от нас сокрыто, о друзья, и то, что иногда во время гнева лукавые бесы скоро отходят от нас с тою целью, чтобы мы о великих страстях вознерадели (как некоторые в оправдание свое говорят: я хоть вспыльчив, но это у меня скоро проходит), как бы о маловажных, и наконец сделали болезнь свою неисцелимою. [8, 9]

Некоторые, будучи склонны к раздражительности, нерадят о врачевании и истреблении сей страсти; но сии жалкие не размышляют о сказанном: устремление ярости его падение ему (Сир. 1:22). [8, 7]

Живя в братстве, всяцем хранением будем блюсти себя (Притч. 4:23), ибо в пристани, наполненной кораблями, сии последние легко могут сокрушаться друг о друга, в особенности те из них, которые тайно проточены гневливостью, как бы червем. [4, 77]

Быстрое движение жернова в одно мгновение может стереть и истребить больше душевной пшеницы и плода жизни, нежели медленное обращение другого в течение целого дня; посему мы и должны благоразумно внимать себе. Иногда пламя, вдруг раздуваемое сильным ветром, более, нежели продолжительный огонь, сжигает и истребляет душевную ниву. [8, 8]

Великий вред возмущать око сердца раздражительностью, как сказано: смятеся от ярости око мое (Пс. 6:8), но больший — словами обнаруживать душевное неистовство: если же и руками, то это уже вовсе неприлично и чуждо монашескому, Ангельскому и Божественному житию. [8, 19]

ПРИЧИНЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ ГРЕХОВНОЙ СТРАСТИ

Гневливый человек и лицемер встретились друг с другом, и невозможно было найти правого слова в их беседе. Если раскрыть сердце первого, то найдешь неистовство; а испытавши душу второго, увидишь лукавство. [24, 13]

Жалкое зрелище видел я в людях гневливых, бывающее в них от тайного возношения. Ибо, разгневавшись, они опять гневались за то, что побеждались гневом. Я удивлялся, видя в них, как падение следовало за падением; и не мог без сострадания видеть, как они сами себе за грех отмщали грехом, и, ужасаясь о коварстве бесов, я едва не отчаялся в своей жизни. [8, 24]

Как вода, мало-помалу возливаемая на огонь, совершенно угашает его, так и слеза истинного плача угашает всякий пламень раздражительности и гнева… [8, 1]

Как при явлении света исчезает тьма, так и от благовония смирения истребляется всякое огорчение и раздражительность. [8, 6]

Пребывающие в общежитии, хотя и против всех страстей на всякий час должны подвизаться, но в особенности против двух: против чревонеистовства и вспыльчивости, потому что во множестве братий бывает и много поводов для сих страстей. [4, 117]

ПРИЗНАКИ ПОРАЖЕНИЯ ГРЕХОВНОЙ СТРАСТЬЮ

Надежду разрушает гневливость, ибо упование не посрамит, муж же ярый неблагообразен (Притч. 11:25). [30, 34]

КАК БОРОТЬСЯ С ГРЕХОВНОЙ СТРАСТЬЮ

Видел я людей, которые, прогневавшись, отвергали пищу от досады и сим безрассудным воздержанием яд к яду прилагали. Видел и других, которые, как бы благословною причиною, воспользовавшись гневом своим, предавались многоядению и из рва падали в стремнину. Наконец, видел я и разумных людей, которые, подобно хорошим врачам, растворив то и другое, от умеренного утешения, данного телу, получали весьма великую пользу. [8, 16]

Как твердый и остроугольный камень, сталкиваясь и соударяясь с другими камнями, лишается всей своей угловатости, неровности и шероховатости и делается кругловидным, так и человек вспыльчивый и упорный, обращаясь с другими грубыми людьми, получает одно из двух: или терпением исцеляет язву свою, или отступает, и таким образом очевидно познает свою немощь, которая, как в зеркале, явится ему в малодушном его бегстве. [8, 10]

Если кто замечает, что он легко побеждается возношением и вспыльчивостью, лукавством и лицемерием, и захочет извлечь против них обоюдоострый меч кротости и незлобия, тот пусть вступит, как бы в пратву спасения, в общежитие братий, и притом самых суровых, если хочет совершенно избавиться от сих страстей, чтобы там, подвергаемый досаждениям, уничижениям и потрясениям от братий, и умственно, а иногда и чувственно ударяемый или угнетаемый, удручаемый и ногами попираемый, он мог очистить ризу души своей от ее скверны. А что поношение есть в самом деле омовение душевных страстей — в том да уверит тебя обыкновенная в народе пословица; известно, что некоторые люди в мире, осыпавши кого-нибудь ругательными словами в лицо, говорят: «Я такого-то хорошо омыл». И это истинно. [8, 25]

…Сластолюбивый повреждает только себя самого, а может быть и еще одного…, гневливый же, подобно волку, часто возмущает все стадо, и многие души огорчает и утесняет. [8, 18]

Если хочешь или думаешь, что хочешь, вынуть сучек ближнего, то вместо врачебного орудия не употребляй бревна. Бревно — это жесткие слова и грубое обращение; врачебное орудие есть кроткое вразумление и долготерпеливое обличение. Обличи, говорит Апостол, — запрети, умоли (2 Тим. 4:2), а не сказал: и бей; если же и это потребуется, то как можно реже, и не сам собою. [8, 20]

Если присмотримся, то увидим, что многие из гневливых усердно упражняются в бдении, посте и безмолвии; а намерение у диавола то, чтобы под видом покаяния и плача подлагать им вещества, питающие их страсть. [8, 21]

Как горячка в теле, будучи сама по себе одна, имеет не одну, а многие причины своего воспаления, так и возгорение и движение гнева и прочих страстей наших происходит от многих и различных причин. Посему и нельзя назначить против них одно врачевство. А такой даю совет: чтобы каждый из недугующих старательно изыскивал приличное средство для своего врачевания. Первым делом в этом врачевании да будет познание причины болезни, чтобы, нашедши оную, получить и надлежащий пластырь для своей болезни от Промысла Божия и от духовных врачей. Хотящие войти с нами о Господе в предложенное духовное судилище — да войдут; и мы исследуем, хотя и неясно, упомянутые страсти и их причины. [8, 28]

Итак, да свяжется гнев, как мучитель, узами кротости, и, поражаемый долготерпением, влекомый святою любовью и, представши перед судилищем разума, да подвергнется допросу. Скажи нам, безумная и постыдная страсть, название отца твоего и именование злой твоей матери, а также имена скверных твоих сынов и дщерей. Объяви нам притом, кто суть ратующие против тебя и убивающие тебя? В ответ на это, гнев говорит нам: «Матерей у меня много, и отец не один. Матери мои суть: тщеславие, сребролюбие, объедение, а иногда и блудная страсть. А отец мой называется надмением. Дщери мои суть: памятозлобие, ненависть, вражда, самооправдание. Сопротивляющиеся же им враги мои, которые держат меня в узах, — безгневие и кротость. Наветник мой называется смиренномудрием; а от кого он рождается, спросите у него самого в свое время». |8, 29]

ПАМЯТОЗЛОБИЕ

Святые добродетели подобны лествице Иакова; а непотребные страсти — узам, спадшим с верховного Петра. Добродетели, будучи связаны одна с другою, производящего возводят на небо, а страсти, одна другую рождая и одна другою укрепляясь, низвергают в бездну. И как мы ныне слышали от безумного гнева, что памятозлобие есть одно из собственных порождений его, то по порядку будем теперь об нем и говорить. [9, 1]

Преставший от гнева убил памятозлобие, ибо доколе отец жив, дотоле бывает и чадородие. [9, 4]

Когда после многого подвига ты не возможешь исторгнуть сие терние, тогда кайся и смиряйся по крайней мере на словах перед тем, на кого злобишься, чтобы ты, устыдившись долговременного перед ним лицемерия, возмог совершенно полюбить его, будучи жегом совестью, как огнем. [9, 11]

Воспоминание страданий Иисусовых исцелит памятозлобие, сильно посрамляемое Его незлобием. В дереве, внутри гнилом, зарождается червь, а в видимо кротких и безмолвных, но не поистине таковых, скрывается продолжительный гнев. Кто извергает из себя гнев, тот получает прощение грехов, а кто прилепляется к нему, тот лишается милосердия Божия. [9, 14]

Нам известны премногие злые порождения гнева; одно только невольное исчадие оного. хотя и побочное, бывает для нас полезно. Ибо я видел людей, которые, воспламенившись неистовым гневом, извергли давнее памятозлобие, скрывавшееся внутри их, и таким образом страстью избавились от страсти, получив от оскорбившего или изъявление раскаяния, или объяснение относительно того, о чем долго скорбели. И видел опять таких, которые по видимому являли долготерпение, но безрассудное, и под покровом молчания скрывали внутри себя памятозлобие; и я счел их окаяннейшими неистовых, потому что они белизну голубя омрачали как бы некоторою чернотою. Много потребно нам тщания против сего змия, (т. е. гнева и памятозлобия), потому что и ему, как змию плотской похоти, содействует естество. [8, 15]

Клевета

…Некогда один брат оклеветал перед [настоятелем] ближнего; сей преподобный тотчас повелел его выгнать, говоря, что не должно допускать быть в обители двум дьяволам, т. е. видимому и невидимому. [4, 14]

СМУЩЕНИЕ УМА, НЕРАЗУМИЕ

Как ветры возмущают бездну, так и ярость больше всех страстей смущает ум. [26, 216].

«Греховные страсти и борьба с ними (по книге «Лествица») —  выдержки из «Лествицы» преподобного Иоанна, составленные в конце 1990-х гг. игуменом Петром (Пиголем).

«Православие и мир. Электронная библиотека» (lib.pravmir.ru).

Информация в квадратных скобках — ссылки на первоисточник.