Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Исповедь и Причастие.РУ      Соборование.РФ     Пост.РФ     Война со страстями.РФ     Смерть поминовение.РФ     Крещение и Миропомазание.РФ     Епархия НВК

«Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы» (Лк. 20:38).

Во времена земной жизни Христа иудеи задавались вопросом будущего воскресения мертвых.  Для Господа не может быть никакой неясности в этом вопросе. Он непрестанно свидетельствует о жизни после смерти. Христос утверждает истину воскресения. Но Он не доказывает ее. А возможно ли в принципе ее доказать? Никто еще не проникал за пределы смерти, чтобы вернуться оттуда на землю. Никто, кроме Христа и Божией Матери, не воскресал еще из мертвых в славе будущего века, чтобы свидетельствовать об этом. Однако Христос ссылается на Священное Писание и предлагает его как доказательство. Разве Бог, говоря с Моисеем при купине, не назвал Себя «Богом Авраама, Богом Исаака и Богом Иакова»? «Бог же не есть Бог мертвых, но Бог живых, — говорит Христос, — ибо у Него все живы».

Что это значит? Это значит, что свидетельство воскресения — в Самом Боге и в той непостижимой связи, которую Он восхотел создать между Собой и человеком. Бог есть абсолютная полнота жизни, то есть познания и любви. И эту жизнь Он восхотел разделить с человеком, которому Он дает познавать и любить Себя. Ибо творение, до такой степени соединенное с Богом, до такой степени принадлежащее Богу, что и Бог принадлежит ему, не может перестать существовать. Оно участвует в полноте жизни, воспринятой от Бога. В любви Бога оно не может не жить вечно. Поистине, Бог есть Бог живых, ибо все живы Им. Доказательство воскресения — Сам Бог, дающий его — в союзе любви, которой Он соединяет нас с Собою.

Так было уже во времена ветхозаветных патриархов, даже если иудеи не могли осознать это, так было во времена земной жизни Христа, еще до того, как Он вошел в Свою Пасху. Но после Пасхи Христовой эта тайна раскрылась с несравненной силой. В смерти и воскресении Человека, Который есть Сын Божий, решительно явилось ее ослепительное свидетельство. Для того, кто живет Христом, для того, с кем Христос связан узами никогда не колеблющейся любви, для того, кто может повторять с апостолом Павлом: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20), сомнение больше невозможно. Благодать Божия свидетельствует в сердце нашем, что Господь переведет нас однажды через смерть к жизни вечной. Ибо где Он, там слуга Его будет (Ин. 12, 26).

Ибо все стало иным для любящих Христа — жизнь, но также и смерть. «Для меня жизнь — Христос, — говорит апостол Павел, — и смерть — приобретение». Что бы ни происходило, мы принадлежим Христу, а Христос — нам. Что разлучит нас от любви Божией во Христе Иисусе? «Ни смерть, ни жизнь, — отвечает Апостол, — ничто ни в этом мире, ни в будущем. «Живем ли — для Господа живем, умираем ли — для Господа умираем. И потому, живем ли или умираем, — всегда Господни». Какое же еще остается различие между жизнью и смертью? Господь всегда идет впереди нас, соединяя нас с Собой и ведя за Собой всюду, куда бы Он ни пошел. Если такова Его любовь к нам, Он будет пребывать с нами и мы — с Ним во веки.

Мы слышим также, как Господь вопрошает о тайне Мессии тех, кто хочет одним умом постигнуть непостижимое. Из Писаний ясно, что Христос должен быть Сыном Давидовым. И так же ясно, что Давид называет Мессию своим Господом. Если Он — Сын ему, почему же он называет Его Господом, а если Он Господь ему, какой же Он ему Сын? Мудрецы и книжники и здесь не могут справиться с кажущимся противоречием. Благодарение Богу, благодатью Его нам дано знать, что Христос, оттого что Он Бог, — Он Господь Давиду, а оттого что Он — Человек, Он — Сын Давидов. Тайна Христа, как и тайна Воскресения, постигается только благодатью Духа Святого.

Протоиерей Александр Шаргунов